В аристотелевской теории научного спора рациональ­ное зерно заключается в том, что «спор» как борьба противоположных взглядов действительно имеет изве­стное значение для диалектического мышления. «Диа­лектический метод обычно определяется в классической истории философии как метод доказательства, учиты-

Бающий противоречивые положения и приходящий к вы­водам путем критики и преодоления как положительных, так и отрицательных мнений»[1]. Это очень удачное опре­деление диалектического метода классического периода истории философии в высшей степени характеризует диалектический метод Аристотеля.

Аристотель, утверждая свою диалектику как метод исследования, вместе с тем, как уже говорилось, тоже рассматривал ее как искусство спора, но не всякого (например, софистического) спора, а исключительно на­учного диалога, ставящего своей целью установление действительной, а не кажущейся истины, т. е. истины, которая была бы таковой объективно, а не восприни­малась бы только в качестве таковой слушателями,— участниками дискуссий, чего единственно добивались со­фисты. В этом аспекте Аристотель диалектику понимает как истинный метод построения и ведения научной бе­седы. В этом пункте важно помнить, что Аристотель, несмотря на свою гениальность, все же был сыном сво­ей эпохи и поэтому он, разумеется, не мог полностью отрешиться от общепринятых в его время исторически сложившихся мнений о диалектике как об. искусстве спора. Если аристотелевские сочинения «Топика», «Ри­торика», а также «Софистические опровержения» рас­сматривать под этим углом зрения, то они не только обосновывают диалектику как метод, но также являются своего рода методическим руководством для спорящих.

Этот аспект, роднящий аристотелевскую диалектику с диалектикой в традиционном ее понимании, тесно сбли­жает ее с риторикой как искусством построения речи вообще и с Аристотелевой же «Риторикой» в частности. Аристотель не случайно говорит о риторике и диалек­тике как о взаимодополняющих одна другую науках. В частности, об этом Аристотель говорит в самом на­чале своей «Риторики». «Риторика — искусство, соответ­ствующее диалектике»[2].

Риторика, по мнению Аристотеля, есть некоторая часть и подобие диалектики [3]. Риторику как науку крас­

 

норечия, по Аристотелю, можно использовать как в по­ложительном, так и в отрицательном отношении. Там, где ритор показывает свое мастерство красноречия ради истины, он приближается к истинной диалектике; наобо­рот, когда он использует риторику против истины — в зависимости от того, что его побуждает говорить,— тогда он приближается к софистике — софистической диалектике, являющейся мастерством пустословия ради кажущейся победы, а не ради истины. Риторика, гово­рит Аристотель, в истинном ее применении является от­раслью диалектики[4]. Совершенно правильно замечает румынский философ Д. Бэдэрэу, когда говорит, что Ари­стотель видит в риторике внешнюю ветвь, нечто произ­водное от топики, которая есть не что. иное, как диа­лектика [5]. В глазах Аристотеля риторика как наука красноречия имеет большое значение (кстати, Цицерон считал Аристотеля одним из великих теоретиков ора­торского искусства), поскольку она при помощи соответ­ствующих ораторских приемов служит диалектическому исследованию истины.

Яндекс.Метрика