Аристотель философию

Аристотель философию и диалектику не отрывает от частных наук, ища в области отдельных наук их общие определения, с которыми как раз и имеет дело диалек­тика. Например, сущность медицины, по Аристотелю, за­ключается не в том, что здорово для Сократа или Кал- лия, а в том, что здорово для человека вообще. Этот момент (момент общего), по мысли Аристотеля, входит в область диалектики; ни одно искусство не исследует исключительно частные случаи, но также и общее, исследуемое диалектикой.

Итак, мы видим, что в философии Аристотеля пре­валирует методологическое понимание диалектики, что является очень важным элементом в истории диалек­тики. Аристотель был великим диалектиком, и он не мог нигилистически относиться к диалектическому на­следию прошлого. Поэтому следует выяснить вопрос о том, что Аристотель позаимствовал у своих предше-

  • Aristoteles graece ex recensione Immanuelis Bekkeri, vol. I. «Tortixcov», VIII, 5.
  • См. Там же, I, 2,

 

ственников, т. е. в чем аристотелевская диалектика похожа на свою предшественницу и в чем они расходят­ся между собой. Аристотель проводит параллель между софистикой и риторикой, с одной стороны, и диалек­тикой — с другой, причем в одном смысле он их отож­дествляет, а в другом — разграничивает. На наш взгляд, понимание этого момента, уловить который подчас бы­вает очень трудно, исключительно важно, так как от него зависит сопоставление Аристотелем диалектики и философии, порой создающее видимость их взаимного исключения, их взаимной несовместимости.

Диалектика Аристотеля, правда, очень мало, вклю­чает в себя черты диалектики его предшественников, рассматривавших ее исключительно как искусство спо­ра, дискуссии. Доаристотелевская диалектика (у элеа- тов, софистов, в известном смысле у Сократа и Плато­на) специализировалась на развитии гибкости и прони­цательности мысли в спорах, на систематическом изло­жении софистических уловок и логических фокусов, при помощи которых можно было бы достигнуть мнимой победы в дискуссии. Таким образом, диалектика как ис­кусство красноречия в руках элеатов и софистов была ценным руководством для достижения «победы» в де­батах.

Основное зерно античной диалектики, сохранившее свое значение и для сегодняшнего понимания диалекти­ки,— это рассмотрение материального мира в его целост­ности, во взаимной связи и обусловленности составляю­щих его предметов и явлений. Этот в основном и целом правильный диалектический взгляд на мир в античной философии имел прямое соприкосновение с искусством спора, ставшим в античности очень популярным. Так, античные философы, правда, некоторые из них с изве­стными незначительными отклонениями, диалектику по­нимали как способ получения истины. В этом смысле, надо полагать, они, конечно, знали, что истина, как та­ковая, отнюдь не дана человеку непосредственно, что она скорее рождается в процессе практической и мысли­тельной деятельности человека, причем весь этот про­цесс, по мнению древнегреческих диалектиков, проис­ходит путем столкновения противоположных мнений, путем спора (кстати, известная народная поговорка «истина рождается в споре» безусловно своими корнями восходит к античной диалектике). Нечего и говорить о том, что спор и научный диалог для получения исти­ны — вещь необходимая и полезная, и этот момент, пра­вильно схваченный античной диалектикой, впоследствии как нечто само собой разумеющееся предполагался диа­лектикой всех времен; не отрицается он и современной марксистско-ленинской диалектикой.

По мнению Аристотеля, каждый человек по природе своей стремится к знанию, истине. Для достижения ис­тинного знания (а подчас для демонстрации кажущихся знаний, как это имело место у софистов) античная диа­лектика наряду с другими моментами особенное значе­ние придавала искусству ведения дискуссии, диалога. Такая «дискуссия» в глазах античных философов — хо­тя и внешнее, однако существенное условие всякого мышления, особенно мышления диалектического, при­званного способствовать установлению истины, ибо ис­тина не только главная причина, но, что важнее, един­ственно желаемый результат затеваемой дискуссии. Мы видели, что Аристотель, рассматривая искусствоведения дискуссии как одно из необходимых условий для успеш­ного функционирования диалектического мышления, на­писал с этой целью специальное пособие.

Таким образом, в античности считали, что диалекти­ка необходимо предполагает дискуссию и, как правило, в обязательном порядке и теснейшим образом связана с ней. Диалектика, по Аристотелю, дает основные общие указания о том, каким образом в ходе дискуссии уста­новить истину относительно разбираемой проблемы. Как и другие античные философы, его предшественники, Аристотель тоже считал характерным для диалектиче­ского мышления как мышления ищущего противопостав­ление друг другу взаимоисключающих положений, дис­куссию, хотя и не ограничивал его содержание един­ственно этим. В этом смысле диалектику Аристотель рассматривает как искусство такого рода спора, кото­рый ставит своей задачей поиски истины.

Яндекс.Метрика