http://fano-vote.ru Аристотель, конечно, полагал, что тождество | Бабочка

Аристотель, конечно, полагал, что тождество

Аристотель, конечно, полагал, что тождество потому имеет место и в мышлении и в бытии, что в нем есть противоположности и противоречия (кстати, об этом го­ворит закон противоречия), при наличии которых Аристо­тель не мог сомневаться в существованнн различия. Тож­дество потому есть тождество, что имеется различие. В самом факте наличия в его философии категории тож­дества уже необходимо полагается факт различия как противоположности н противоречия. Аристотель, разуме­ется, был далек от истинно диалектического понимания тождества как единства тождества и различия; однако н в этом направлении у него обнаруживаются догадки. Ари­стотелю же при решении проблем тождества было особен­но важно подчеркнуть момент устойчивости и сохранения предмета при всей его изменчивости, а именно: каким образом в процессе вечного движения и изменения (в су­ществованнн которых Аристотель, конечно, никогда не сомневался) остается некая субстанция, или субъект, этих движений и изменений н как каждый предмет нлн класс предметов, каждая мысль является сама собой, т. е. тож­дественна себе. Аристотель, конечно, не мог не видеть, что молодой Сократ состарится; однако ему было важно подчеркнуть, что «молодость» и «старость», как таковые, и сам Сократ в процессе этих изменений остаются тож­дественными.

Аристотель своим пониманием тождества закреплял постоянную и устойчивую определенность результатов познания. Это вовсе не означает, будто он отрицал, что все движется, развивается и изменяется; однако, по Ари­стотелю, как бы ни менялась вещь, она в определенный промежуток времени остается тождественной себе самой, благодаря чему она являет собой некоторую определен­ность, однозначность содержания. Аристотелевская логи­ка рассуждения нас вынуждает сделать такое заключе­ние, которое он наполовину сделал, а наполовину мол­чаливо предполагал: тождество порождается на основе различия, а различие — на основе тождества. Действи­тельно, если мы рассмотрим аристотелевский закон тож­дества на примере его же силлогистики, мы увидим на­глядный факт диалектики тождества и различия, кото­рый Аристотель, безусловно, знал.

В силлогизме «М есть Р, S есть М, следовательно, S есть Р» мы видим реализацию закона тождества, пред­полагающего момент различия, на нем основывающего­ся. Здесь мы имеем отождествление S с Р, однако конъ­юнкция S есть Р подразумевает и различие. Конъюнк­ция S есть Р является не только тождеством, но и раз­личием, на основе которого возникло данное тождество, т. е. силлогистический вывод — это единство тождества и различия. Итак, в силлогистике Аристотеля тождество субъерта и предиката отнюдь не отрицает их различия, а, наоборот, основывается на этом различии и являет­ся конкретным его выражением. В этой связи уместно привести высказывание Ф. Энгельса: «Тот факт, что тож­дество содержит в себе различие, выражен в каждом предложении, где сказуемое по необходимости от­лично от подлежащего. Лилия есть растение, роза красна: здесь либо в подлежащем, либо в сказуемом деется нечто такое, что не покрывается сказуемым или подлежащим… Само собой разумеется, что тождество с собой уже с самого начала имеет своим необходимым дополнением отличие, от всего другого’» Б.

Так и силлогизм Аристотеля — это суждение, выра­жающее единство единичного и общего, где общее вы­ступает как тождество, а единичное — как различие. И то и другое, согласно Аристотелю, имеет место как в предметах и явлениях объективной действительности, 8 К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 20, стр. 529—530.

 

так и в мыслях, их отображающих, и не иначе как в необходимой связи, ибо при этом здесь явно предпола­гаются два момента: момент тождества и момент отри­цания, ведущий к различию. Это значит, что, согласно Аристотелю, предметы и явления, а также мысли, отра­жающие эти предметы и явления, отличаются друг от друга, ибо данный предмет есть то, что не есть другой, что находит свое выражение в моменте отрицания — S есть не. М. Но когда А есть А, а не что-либо другое, имеется тождество.

Таким образом, аристотелевская силлогистика, где к тождеству субъекта с предикатом (S есть Р) мы прихо­дим через силлогистическое движение,— наглядный при­мер проявления различия. В самом деле, Аристотель для констатации факта тождества вводит средний тер­мин и устанавливает его тождество с крайними терми­нами, являющимися тождествами в различии. В этом — гениальная диалектическая догадка Аристотеля (кото­рая так и осталась догадкой), она заключается в том, что для него различие немыслимо без тождества, и на­оборот. «Отождествление, производимое при помощи среднего термина,— пишет Атанас   Жожа,— остается

единством тождественного и различного. Так как преди­кат появляется благодаря введению среднего термина как определения субъекта, как извлечение его из един­ства и первоначального тождества с самим собой, как его различение в самом себе, как введение различия в понятие»б.

Яндекс.Метрика