Аристотель со всей определенностью утверждает

Аристотель со всей определенностью утверждает, что «противоположность есть некоторое различие, а разли­чие есть бытие в качестве другого (ётброттф;)»[1]. Проти­воположность— не что иное, как «до конца доведенное различие»[2]. Здесь ясно видно, как Аристотель диалек­тически рассматривает категории тождества и противопо­ложности. Поэтому против метафизического истолкова­ния аристотелевского закона тождества мы с полным пра­вом можем возразить, что Аристотель знал не только абстрактное тождество, как это с первого взгляда может показаться, но и различие. Тем самым он положил на­чало диалектическому рассмотрению тождества и разли­чия. Аристотель не сомневается в том, что вещи и их сущность характеризуются противоположностями, что «существующие вещи и сущность слагаются из проти­воположностей» [3], так что все, с чем мы имеем дело,— либо противоположности, либо происходит из противо­положностей.

Разбор категории противоположности ясно показы­вает разнозначность логической и диалектической проти­воречивости. Нельзя подгонять диалектическое проти­воречие под логическое, ибо логическое противоречие, о котором говорит Аристотель, фиксирует факт правиль­ного, логически непротиворечивого мышления. В самом деле, было бы ошибкой, игнорируя логическое проти­воречие в «пользу» противоречия диалектического, ут­верждать, например, что «Аристотель был учителем Александра Македонского», и в то же самое время ут­верждать, что «Аристотель не был учителем Александра Македонского». Закон логического противоречия не до­пускает того, чтобы наши мысли противоречили друг другу. Так что позитивная сторона закона логического противоречия отнюдь не снимает противоречий в дей­ствительности, но отвергает два логически противоре­чивых утверждения в одно и то же время и в одном и том же отношении.

Аристотелевское понятие противоречия было впослед­ствии извращено метафизикой, которая «закон противо­речия» перенесла из области логики на область бытия. Аристотель же понятие противоречия употребляет в смысле логической противоречивости, т. е. в его логике всякому утверждению противостоит отрицание, и наобо­рот. Это отношение отрицания к утверждению назы­вается противоречием. Из суждений в «зависимости от того, приписывается ли (что-либо в них) или не при­писывается, одни бывают утвердительными, другие — отрицательными»34. Диалектика одинаково имеет дело с двумя частями противоречия.

Таким образом, противопоставление диалектики и логики нигде не имеет места в философии Аристотеля. Положительная же сторона закона противоречия заклю­чается в том, что Аристотель с негативной стороны по­казал, что познание не только приходит к противоре­чиям, но и совершается в них. И, что еще важнее для подтверждения этой точки зрения: в известном смысле Аристотель учил, что мышление часто впадает в проти­воречия и что в процессе познания возможно возникно­вение противоречащих друг другу суждений об одном и том же предмете. Как мы уже отчасти показали выше, согласно Аристотелю, когда о вещах говорят в смысле возможности, одно и то же может и быть и не быть. В этих случаях, следовательно, одно и то же способно иметь противоположные определения: «Всякая способ­ность есть в одно и то же время способность к отри­цающим друг друга состояниям»35. В самом деле, все, что возможно, «может не реализоваться актуально. По­этому то, что способно к бытию, может и быть и не быть, а следовательно, одно и то же способно и быть и не быть»36

  • Аристотель. Метафизика, стр. 60, лев. кол.
  • Там же, стр. 177, прав. кол.

88 Там же, стр. 61, прав. кол.

Яндекс.Метрика