http://fano-vote.ru Аристотелевская логика | Бабочка

Аристотелевская логика

Аристотелевская логика — это первая в истории философии попытка показать, как объективная логика вещей отражается в субъективной логике мышления. «Предметы мысли,— говорит Аристотель,— находятся в чувственно постигаемых формах»[1]. Аристотель обра­тил внимание на исключительную важность отражения содержания в логике. Поэтому не случайно он опре­деляет суждение и с точки зрения его соответствия ис­тине: «Не всякая речь заключает в себе [суждение], а лишь та, в которой заключается истинность или лож­ность чего-либо»[2]. Аристотель никогда не упускал из виду именно содержательности форм мышления,— в ка­кой мере формы мышления соответствуют объективной действительности, являются истинными. «Аристотель всегда рассматривал формы мышления содержательны­ми, соотношение между суждениями и умозаключениями обусловленным связями и зависимостями их предметно­го содержания» [3]. Критерий для деления частных наук Аристотель видит в реальном различии видов бытия: «…все такие науки имеют дело с тем или другим (спе­циальным) бытием, и, отведя себе какую-нибудь отдель­ную область, они занимаются этой областью…»[4]. В. И. Ленин чрезвычайно высоко оценил это положение Аристотеля об изучении бытия различными науками. В соответствии с предложенным Аристотелем материа­листическим критерием деления наук — по принципу объективных различий изучаемого в них бытия следует охарактеризовать его логику как науку о формах и за­конах мышления, воспроизводящую объективную логику вещей. «Законы логики,— пишет В. И. Ленин,— суть от­ражения объективного в субъективном сознании чело­века» [5].

Вопреки буржуазным историкам философии, а также историкам философии и логики, поддавшимся их влия­нию, мы должны со всей категоричностью указать на тот, на наш взгляд, решающий для понимания аристоте­левской логики, факт, что в сформулированных им зако­нах логического мышления Аристотель неизменно обра­щает внимание на их объективную истинность, на истин­ность их реального содержания. Таким образом понима­емые логические формы и законы мышления уже выхо­дят из рамок «чисто» логической проблематики, приоб­ретая значение гносеологическое. Когда логические фор­мы и законы мышления затрагивают проблему истины, притом так, что они отражают действительные отноше­ния между предметами объективного мира,— а в логике Аристотеля дело обстоит именно так,— эти формы и законы теряют уже свой «узкологический» смысл, под­нимая и вбирая в себя проблемы диалектического и гно­сеологического порядка. Поэтому «логика,— как пра­вильно пишет Д. П. Горский.— для Аристотеля есть на­ука о доказательстве, о средствах обоснования исти­ны» [6]. Одним Из главных средств такого «обоснова­ния истины» наряду с формально-логическими служит для Аристотеля именно диалектическое искание, с ними неразрывно связанное. Логика в таком понимании есть в одно и то же время теория познания и диалектика. При внимательном разборе и историческом подходе к логике .Аристотеля нельзя не заметить в ней некоторые зачаточ­ные элементы именно единства логики, гносеологии и диалектики, впоследствии развитые в истории философии и со всей отчетливостью выявленные в философии марк­сизма-ленинизма.

Логическое мышление имеет свои формы и законы, очень тщательно разработанные в логическом учении

 

Аристотеля. 2500-летняя история философии (в частно­сти, история логики) придавала и продолжает придавать основным законам логического мышления, сформулиро­ванным Аристотелем, большое значение. Тем самым в истории философии впервые у Аристотеля мышление ста­ло предметом познания.

Диалектика — основа разработки Аристотелем логиче­ских форм и законов мышления и бытия. «Решая пробле­му объективной истины,— писал об Аристотеле А. С. Ах- манов,— он развил объективную теорию форм, мысли и дал материалистическое истолкование этих форм как необ­ходимых, хотя и не достаточных условий соответствия мысли действительности. Если логика Аристотеля была поиском и запросом диалектики, с которой он, однако, не вполне справился, то на путях к диалектике Аристо­тель нашел и исследовал объективные закономерности форм мышления…»49.

[1]   Аристотель. О душе. Перевод и примечания П. С. Попова. М., 1937, стр. 103.

[2]   «Об истолковании» Аристотеля. Перевод с греческого Э. Я. Рад- лова. СПб., 1891, стр. 26.

[3]   П. В. Копнин и П. В. Таванеи. Диалектика и логика.— В сб. «Диалектика и логика — законы мышления». М., 1962, стр. 33.

[4]   Аристотель. Метафизика, стр. 107, лев. кол.

[5]   В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 29, стр. 165.

[6]   Д. П. Горский. Логика. М., 1958, стр. 21.

Яндекс.Метрика