Диалектика, по глубокому убеждению Аристотеля

Диалектика, по глубокому убеждению Аристотеля, будучи методом всякого научного исследования, имеет дело с общими положениями всех наук, и она — диа­лектика— «не делает человека сведущим в области ка­кой-нибудь частной науки, потому что не касается ка­кого-нибудь определенного предмета» и.

* Аристотелевский диалектический метод исследования не является в то же время чисто абстрактным — на­оборот, он является содержательным и пригодным для всевозможных наук. В связи с этим К. Маркс писал, что «уже Аристотель глубокомысленно указал на по­верхностность метода, который принимает за исходный пункт какой-нибудь абстрактный принцип, но не допу­скает самоотрицания этого принципа в высших фор­мах» [1]. Основной целью своей диалектики Аристотель считает установление такого метода, при помощи кото­рого можно было бы составлять силлогизмы для полу­чения из правдоподобных и вероятных знаний знание достоверное и истинное. В этом аспекте силлогизм есть логико-диалектическое сочетание мыслей; входящие в силлогизм мысли могут быть или достоверными, или вероятными, или же ложными. Диалектика же, кроме того, занята обнаружением истинной основы бытия и мышления.

Задача диалектики, кроме того, заключается не в том, чтобы убеждать, а в том, чтобы «в каждом дан­ном случае находить способы убеждения»[2]. Диалек­тика должна находить истинный метод исследования. Она — метод нахождения доказательства [3], но не вся­кого, а истинно научного доказательства.

Из всего того, что было сказано в связи с аристо­телевским пониманием метода диалектического, стано­вится очевидным, что именно побудило Аристотеля .на­писать книгу, посвященную основным общим положени­ям всех наук,— «Топику», а также «Риторику», в которой содержится много ценного для обоснования диалектики как науки о методе исследования. Этой основной це­ли — дать общие положения всех наук, на основе кото­рых можно было бы вести научное исследование, или, что одно и то же, диалектическое доказательство,— в этих трудах служит разбор многочисленных отдель­ных методологических проблем, часто переплетающихся с «диалектикой» как искусством спора, в ее доаристо- телевском смысле, и имеющих риторическое значение. ‘К числу таких проблем относятся: роды умозаключения и значение силлогизмов, значение определения, проблема

 

тождества, различие, индукция, дедукция, род, вид, общее/ единичное и др. Вместе с тем «Топика» построе­на таким образом, что диалектика у Аристотеля остает­ся в известном смысле данницей риторики — науки красноречия и искусства убеждать. В этом аспекте «Топика» приобретает также специальное значение — как руководство для спорящих. В ней даются методи­ческие советы и указания, как вести научные, философ­ские, политические и другие дискуссии. Появление ари­стотелевской «Топики», надо полагать, в свое время имело важное значение. В самом деле, ведь известно, что в античности признанной формой философствования был диалог. Аристотелевская «Топика» явилась первым методическим пособием для ведения научного диалога; в этой области, по замечанию самого Аристотеля, до него не существовало ни одного исследования18. По­скольку Аристотель предметом дискуссии считал проб­лемы, требующие научной (а не софистически пусто­словной) деятельности ума 19, постольку «Топика» также написана против вульгаризаторов диалектики и искажен­ного ее применения. Попутно отметим, что аристотелев­ская методика ведения научного спора, излагаемая в его «Топике», имеет свое значение и по сей день.

[1]   К. Маркс и Ф. Энгельс. Из ранних произведений. М., 1956, стр. 125.

[2]   Аристотель. Риторика, стр. 6.

[3]   См. там же, стр. 9.

Яндекс.Метрика