Если хозяйственных интересов нет

Если хозяйственных интересов нет, то такая реформа остается достояни­ем узкого круга таких интеллектуалов. Вот Платон. У него слишком смелые идеи, учение о «мире идей» и «мире вещей», учение об эросе и целый ряд других интересных и смелых учений, принадлежавших лично ему. Но ника­кой религии не создалось из учений Платона, потому что это был узкий круг интеллектуалов, которые его понимали. Конечно, он тоже был, в конечном счете, аристократом, но прямой связи не было у его учений с хозяйственной жизнью народа и его учения остались достоянием только людей, живу­щих умственной жизнью. Другое дело — учение Зороастра. Он сразу на свою сторону привлек народные массы. Иначе не могло быть. Но основная часть скифских племен не приобщилась к Зороастру, а все другие иранские племе­на приобщились к его учению. Когда мы читаем древнеперсидские надписи, мы видим, что со времен Артаксеркса II цари поклонялись не только Аху- рамазде, но уже и Митре, Анахите, а это уже пережитки языческого Ирана. Конечно, такого идейно-чистого зороастризма не было во всем Иране. Он как-то находил modus vivendi с ранее существовавшим языческим культом, но все-таки весь Иран вплоть до сасанидской эпохи в основном был зороа- стрийским, а что произошло в VII в. в конце династии Сасанидов? В Аравии возник ислам. В таком религиозном фанатизме арабы устремились в другие страны, проповедуя новую религию, причем огнем и мечом. В результате же вооруженной борьбы, которую они его называли газават, были приобщены огромные территории к исламу, причем в одних случаях они ассимилирова­ли эти народы и в языковом и в религиозном отношении. Так обстояло дело в Северной Африке — Египте, Тунисе, Ливии, Марокко. Там народы были ассимилированы и в языковом и в религиозном отношении полностью. Но в Тунисе и Алжире остались какие-то местные племена, которые сохранили след старых языков. Но в основном это уже были арабы. В других странах им удалось навязать не язык, а религию — как в Персии, в Северной Индии (Па­кистан), племена в Средней Азии. В этих странах народы остались со своим языком. Даже Турция приняла ислам. И вот тогда-то Сасанидская династия была свергнута, и вся Персия вошла в один из арабских халифатов, приняла ислам. Но зороастризм не исчез полностью. Отдельные общины оставались в разных уголках: в Кармании, в провинции Керман, и в др. провинциях. Там и до наших дней существуют зороастрийские общины. Они продолжают [от­правлять] богослужение, хранят эти [зороастрийские] рукописи, но значи­тельная часть их перешла в Южную Индию, спасаясь от ислама, — в про­винцию Гуджарат. В основном в городе Бомбее они создали сильную зороа- стрийскую религию. Там-то Анкетиль-Дюперрон и нашел текст Авесты и с помощью местных этих «ученых» зороастрийцев перевел тексты.

Такова была печальная судьба зороастризма в VII в. н. э.

Когда мы приступим к чтению текстов, перед нами будет целый ряд задач. Разбор текста включает целый ряд аспектов. Отдельные исследователи мо­гут разбирать их по отдельности. Но правильнее будет такое изучение, когда все аспекты одновременно остаются в поле зрения исследователя. Какие это аспекты?

Яндекс.Метрика