http://fano-vote.ru Этот текст посвящен богине Анахите | Бабочка

Этот текст посвящен богине Анахите

Этот текст посвящен богине Анахите. Сперва идет появление Анахиты в виде мощной реки, которая течет с горы Хукарйя в море Воурукаьиа. Потом она же появляется в образе красивой женщины и про себя думает: «Кто мне совершит жертвоприношение, кто мне поклонится?». И вот как ответ на эту ее тайную мысль появляются поклонники. Первым поклонником оказывается никто иной, как верховный бог Ахура-Мазда. Этот отрезок, который рисует Ахура-Мазду в качестве поклонника, он вставлен позднее в эпоху так называ­емого религиозного синкретизма, когда перемешались старые дозороастрий- ские культы с зороастрийскими. Это произошло, видимо, в среде, где богиня Анахита, вообще женское божество, пользовалась настолько высоким автори­тетом, что ставилась даже выше самого главного бога Ахура-Мазды. Значит, это вот позднейшее. А потом идут уже типично мифологические герои. Часть из них — мы с ними познакомились уже в Хом-Яшт. Помните, там уже был Йима Хшаэта, там был Кэрсаспа, там был Траэтаона. Они опять здесь по­явятся, но в несколько ином облике. И каждый из этих отрывков начинается одними и теми же словами: ей поклонился, ей принес жертву вот такой-то и просил о том-то, и Анахита либо удовлетворила его просьбу, либо не удовлет­ворила, в зависимости от того, с кем она имеет дело, разбиралась все-таки, кто ее просит. Вот вы обратили, наверное, внимание, что сочетание tqm yazata по падежному управлению не соответствует русскому. По-русски мы говорим: он принес жертву (кому?) — дательный падеж, а здесь — винительный. Как это объяснить? Я вот высказываю такую догадку — можете принимать ее, можете не принимать, — но, мне кажется, что в самой семантике глагола yaz, санскрит. yaj, присутствовали два момента. Момент жертвоприношения и момент прось­бы. Т. е. он или она принес жертву; просяу или просил, принося жертву. Вот эти два момента — просьбы и жертвоприношения — они как-то соединялись в этом слове yaz, потому что таких бескорыстных жертвоприношений древние иранцы не признавали. Если, я приношу жертву, значит, мне что-то нужно, зна­чит, я о чем-то прошу бога. И вот поэтому в слове .yaz — постоянно присутству­ют, мне кажется, оба эти момента. И поэтому этот винительный tqm относится к элементу просить, принеся жертву; он просил и тогда просил, естественно, требует винительного падежа. Вот это, повторяю, моя догадка, может быть,

 

она где-нибудь и высказывалась, я не знаю, но мне кажется, что только так можно объяснить, иначе мы бы ожидали, как в русском, дательного падежа.

Из этих эпических героев после Ахура-Мазды, который представляет позднейшую вставку, первым идет Хаошьянха. Хаошьянха первый герой. Он первый не в смысле абсолютного начала, потому что по другим источни­кам первым человеком был Гайюомарт, потом в порднейшей, пехлевийской традиции Гайюмарт. Затем следовал Тахмаурупа, по-персидски Тахмурасп и только после этого Хаошьянха. Просьбы этих вот героев эпических они примерно однообразны. Каждый из них просит высшей власти над людьми, над дэвами, над колдунами, колдуньями и т. д. Значит, речь идет о власти. И вот так построен, с некоторыми вариациями, текст. Но у каждого героя есть свои вариации, типичные только дли него. О Хаошьянхе мы уже читали, да? Затем Иима Хшаэта, тоже читали. Ну, Иима Хшаэта — это герой, с которым мы уже знакомы по Хом-Яшт. Но, конечно, вы заметили разницу в образе Йимы Хшаэты в Хом-Яшт и здесь в данном тексте. В Хом-Яшт Иима Хша­эта — герой «золотого века». Был «золотой век», растения, значит, не высы­хали, люди не старели; отец и сын оба выглядели пятнадцатилетними и т. д. и т. д. Итак, герой «золотого века». Здесь же вот эти «мирные» особенности культурного героя — помните, мы отметили в нем черты культурного героя, в Джемшиде, — черты культурного героя здесь не выступают. Он выступает в одном ряду с другими героями, которые в основном добивались власти, вла­сти над дэвами, над людьми и т. д. Это потому, что весь этот гимн Анахите подведен под некий единый шаблон в смысле композиции. Поэтому, кроме Ахура-Мазды, который позднее вставлен, тут нет таких слишком резких раз­личий между героями. Все они добиваются власти, победы над врагами и т. д. Поэтому вас не должно удивлять, что и Джемшид, которого мы знали как культурного героя в Хом-Яште, как мирного скотовода, здесь добивается высшей власти над дэвами и т. д.

Яндекс.Метрика