Гегель исказил суть аристотелевского закона

Гегель исказил суть аристотелевского закона проти­воречия, и те, кто вслед за Гегелем неправильно ис­толковывают этот закон, с самого начала под противо­речием подразумевают не логическое, а диалектическое противоречие. Гегелевское противопоставление традици­онной логики логике диалектической неприемлемо. Ана­лиз диалектического противоречия показывает, что логи­ческий закон противоречия не только не отрицается, а является обязательным, хотя и недостаточным условием познания диалектического противоречия. Недостаточ­ность закона противоречия заключается в том, что логи­чески непротиворечивое построение само по себе еще не гарантирует объективной истинности знания диалекти­ческого противоречия. Т. е. Аристотель хорошо знал, что знание, логически не противоречащее самому себе, может противоречить предмету, если это знание лишить предметного содержания. Таким образом, диалектиче­ское противоречие не может отрицать закона противо­речия. Как раз напротив, закон противоречия является необходимым моментом диалектического противоречия. Если аристотелевскую логику вообще и закон противо­речия в частности рассматривать с точки зрения их со­держательности и предметности, то закон противоречия выступит перед нами в его истинном значении, как ло­гическое условие диалектического мышления.

Аристотель никогда не игнорировал факта постоян­ного движения и изменения объективного мира [1], а так­же протйЁбреЧйбоЁо xap&Ktepa предметов и явлений дей­ствительности (о котором речь пойдет ниже). Однако Аристотель правильно полагал, что понятия и сужде­ния об этих явлениях и предметах не должны быть про­тиворечивыми. Д. П. Горский, как нам кажется, исхо­дит из единственно правильного понимания логики п диалектики Аристотеля, когда пишет: «Мы в таком слу­чае непротиворечиво отображаем противоречия самой движущейся, изменяющейся действительности, фикси­руем их в нашем знании о мире»46. Вся сущность за­кона противоречия заключается в безусловном требова­нии передать собственную мысль таким образом, чтобы избежать противоречий47.

[1] Ф. X. Кессиди правильно замечает, что Аристотель, «признавая реальность движения и называя элейцев «неподвижникаыи», вы­ступал вместе с тем против односторонних логических выводов из гераклитовского «панта рей»> (Ф. X. Кессиди„ Философские и эстетические взгляды Гераклита Эфесского, стр. 67).

Яндекс.Метрика