Из этого, а также из многочисленных других высказываний Аристотеля

Из этого, а также из многочисленных других выска­зываний Аристотеля можно сделать вывод, что Аристо­тель критикует некоторых своих предшественников от­нюдь не потому, что он сам против рассмотрения реаль­ного мира в движении и изменении, а потому, что они (Кратил, элеаты, софисты) подобным подходом к проб­леме отрицали истинное знание об этих вечно движу­щихся вещах. Аристотель никогда не отрицал движения и изменения в объективном мире; он недвусмысленно [1]

Говорил, что «окружающая нас область чувственного (мира)… постоянно охвачена уничтожением н возникно­вением» 6. Следовательно, речь у Аристотеля идет не столько о движущейся н изменяющейся действительно­сти, сколько об устойчивых определенностях, которые следует усматривать в движении и изменении, без ко­торых вообще невозможно познание.

По Аристотелю, существует в вещах нечто общее (сущность), при помощи которого можно истинно судить о предметах. Аристотель выступал за признание движе­ния н изменения, но против упразднения сущности н вся­кого знания вообще. Именно ради установления истин­ного знания, почерпнутого нз наблюдения вечно движу­щихся предметов, Аристотель н ввел закон противоре­чия, определяющий различие между сущностью и слу­чайными, преходящими свойствами предметов. Согласно Аристотелю, движение, которым «охвачен мнр», дает не­которое основание высказываться против возможности истинности знания, против понятийного знания, схваты­вающего в изменяющихся вещах сущность. За вечно движущимися вещами Аристотель ищет то основное оп­ределение, которое называется сущностью. Что же каса­ется «борьбы» Аристотеля с Гераклнтовымн идеями, то она отнюдь не имела целью борьбу с принципами ге- раклнтовской диалектики, как таковой. Ее истинная цель в постановке великой проблемы — возможности от­ражения объективной диалектики в субъективной диа­лектике идей. В связи с этим Ф. X. Кессндн правиль­но отметил, что «Аристотель, критикуя Гераклита, ста­вит вопрос о том, возможно лн определенное суждение о какой-либо вещи, если суждение требует непротиворе­чивости, а вещи (по мнению Гераклита) противоречи­вы»7. Таким образом, ленинское положение о том, что Аристотель «борется с Гераклитом», «с гераклнтовскнми идеями», кроме того смысла, что он борется с крати- ловскн интерпретированным Гераклитом, имеет еще н тот смысл, что он бьется вокруг диалектической пробле­матики, выдвинутой Гераклитом, н пытается дать ей соб­ственное решение.

[1] Аристотель. Метафизика, стр. 74, прав. кол. 4 Там же, стр. 63, лев. кол.

8 Там же, стр. 71, прав. кол.

Яндекс.Метрика