Классики марксизма-ленинизма

Классики марксизма-ленинизма не раз отмечали ма­териалистическую и диалектическую направленность древнегреческой философии в целом и философии Ари­стотеля в особенности. «Древнегреческие философы были все прирожденными, стихийными диалектиками, и Ари­стотель, самая универсальная голова среди них, уже исследовал существеннейшие формы диалектического мышления» *.

Древнегреческая философия — это не только наив­ный, стихийный материализм, но и первоначальная диа­лектика. В этом отношении особенно выделяется Ари­стотель. «…Что же касается диалектики, то до сих пор она была исследована более или менее точным образом лишь двумя мыслителями: Аристотелем и Гегелем»2.

  • К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 20, стр. 19.
  • Там же, стр. 367,

 

Правомерен вопрос: что давало возможность клас­сикам марксизма-ленинизма в своих многочисленных вы­сказываниях ставить Аристотеля как диалектика рядом с Гегелем? Обоснование античной диалектики в смысле более или менее ее систематического исследования свя­зано с именем Аристотеля. Он первый- из античных философов старается перейти порог «естественного» и «стихийного» подхода к философским проблемам, обна­руживает диалектический подход к их рассмотрению. Конечно, диалектика у Аристотеля еще не превращает­ся в универсальный метод исследования, однако он дал множество блестящих примеров ее сознательного при­менения. Он придавал большое значение предшествовав­шей ему философии, положил начало диалектическому осмыслению наследия прошлого. В этом отношении уме­стно привести одно из многочисленных мест, где он вы­ступает как диалектик: «Каждый говорит относительно природы что-нибудь и поодиночке, правда, ничего не добавляет для установления истины, или мало, но, ког­да все это собирается вместе, получается заметная ве­личина» [1]. Плодотворная миссия Аристотеля заключалась в критической переработке и освоении всей предшествую­щей философии.

Аристотель первый из древних философов выразил глубокое убеждение в том, что невозможно развитие философии без изучения прошлой культуры. Отсюда яс­но, почему каждое его сочинение начинается с крити­ческого разбора философских теорий его предшествен- ников. Достижение истины, по мысли Аристотеля, не есть продукт чисто индивидуального творчества, ни один мыс­литель не в состоянии овладеть ею, но каждый, стре­мящийся к ней, не терпит также полной неудачи.

Диалектический метод, как он его понимал, Аристо­тель применил более или менее сознательным образом во всех областях знаний, и тем самым сообщил силь­ный толчок развитию диалектики как науки. Именно диалектический метод исследования позволил Аристоте­лю обобщить накопленные предшественниками знания, всесторонне их развить и рассмотреть под углом зре­ния понятия — их понятийного значения. Совершенно

 

справедливо замечает Гегель, что аристотелевская фило­софия охватывает «весь круг человеческих представ­лений», «ум Аристотеля проник во все стороны и обла­сти реального универсума и подчинил понятию их раз­бросанное богатое многообразие»[2]. В результате диа­лектического осмысления исторического материала всей античной философии Аристотель дал единую систему философии и науки. Сколько-нибудь цельной диалекти­ческой системы знаний не создал никто до Аристотеля. Представители доаристотелевского диалектического мышления, хотя и объясняли мир остроумными диалек­тическими догадками, высоко оцененными классиками марксизма-ленинизма, были далеки, однако, от созда­ния глубоко обоснованных диалектических систем. Ари­стотель, как нам представляется, внес в историю диа­лектики известный сознательный элемент. Говоря о том, что Аристотель есть «Александр Македонский греческой философии»[3], К. Маркс безусловно имел в виду и то, что Аристотель — Александр Македонский также и древ­негреческой диалектики. На всем протяжении его фи­лософских исследований диалектика неуклонно стоит в центре его внимания. Без диалектического способа мыш­ления Аристотель не смог бы обобщить накопленный античностью материал. Диалектика — это единственный способ, который позволил Аристотелю тесно связать во­едино знание, доставляемое нам ощущениями и мыш­лением. Достоверное начало познания он видит в опыте впоследствии диалектически обрабатываемом мышлени­ем. Метод познания действительности для него состоит в том, чтобы начать с чувственных данных, а потом путем диалектического размышления подняться до по­нятийного и категориального способа мышления.

Диалектика в философии Аристотеля обнимает не только мир чистого разума, как мы это видим у Пла­тона, но все отрасли знания, бытие и мышление. За­родившись в недрах первых философских систем, в фи­лософии Аристотеля диалектика развилась и приняла широкий характер применения. Аристотель впервые включил диалектику в число важнейших проблем фило­софии. Он хорошо усвоил достижения античной диалек-

 

 

 

тики и довел ее до возможного логического завершения. Несмотря на мощную струю гераклитовской диалекти­ки, а также платоновского диалектического метода, ос­нованного на расчленении и соединении понятий, доари- стотелевская диалектика, как замечает. Ф. Энгельс6, стояла еще на низком, стихийном уровне. Аристо­тель же придал диалектике бол*е высокое положение, показал, что она является существенно необходимой для истинно мыслящего человека. Историческая заслуга Аристотеля заключалась в анализе, критической пере­работке и освоении античного диалектического наслед­ства. Аристотелевская диалектика — это продукт обоб­щения данных древнегреческой науки, плод наблюдения и изучения жизни, результат научной обработки много­численных фактов, доставленных как чувственным, так и интуитивным путем. Диалектика в философии Ари­стотеля, хотя, разумеется, и не свободная от элемента стихийности и наивного применения, в целом не была случайной, как это наблюдается у некоторых его пред­шественников, а является результатом научного осозна­ния объективной действительности. Поэтому в своих произведениях Аристотель пришел к мысли, что все че­ловеческое знание образует единую диалектическую систему. Он действительно построил первую для того времени и грандиозную по своим масштабам систему знания, до сих пор поражающую наше воображение. «Глубокомыслие Аристотеля,— писал К. Маркс,— са­мым удивительным образом вскрывает наиболее тонкие умозрительные проблемы. Он своего рода искатель кла­дов. Где бы ни пробивался под кустарником в ущелье живой источник, всюду на него безошибочно направлен волшебный жезл Аристотеля» 7.

Аристотелевская диалектика, конечно, не содержит в себе указаний на общие законы движения и разви­тия природы, общества и мышления, как это понимает диалектический материализм; однако в этом направле­нии Аристотель дал много ценного и интересного. Ка­кими бы идеалистическими ни представлялись некото­рые положения его философии, в целом матералисти- [4]

 

ческая и диалектическая направленность его мышления очевидна. Вот почему ни один из последующих филосо­фов не мог игнорировать выдвинутые Аристотелем диа­лектические положения. К. Маркс и Ф. Энгельс, назы­вая Аристотеля исполином мысли, часто отмечали историческое значение его диалектики. В. И. Ленин, ка­саясь истории человеческого мышленя, диалектике Ари­стотеля отводит особое место.

[1]  Аристотель. Метафизика. Перевод и примечания А. В. Кубицкого. М.— Л., 1934, стр. 39, левая колонка.

[2]  Гегель. Сочинения, т. X. М., 1932,, стр. 224. Курсив мой.— Д. Дж.

[3]   /С. Маркс и Ф. Энгельс, Из ранних произведений. Мм 1956, стр. 27.

[4] См. К- Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 20, стр. 19.

Яндекс.Метрика