http://fano-vote.ru Нам представляется совершенно правильной точка зрения Шандора Пала | Бабочка

Нам представляется совершенно правильной точка зрения Шандора Пала

Нам представляется совершенно правильной точка зрения Шандора Пала, писавшего, что отрицательное отношение Аристотеля к софистике было определено признанием им диалектической природы вещей. Вскры­вая, ч1чэ именно отличает диалектику от софистики, Аристотель писал, что диалектик и софист имеют в своем распоряжении одни и те же доказательства, одна­ко намерения их различны[1]. Здесь удачно подмечено,что диалектик и софист пользуются одними и теми же ло­гическими приемами, однако их намерения совершенно разные — диалектик ищет объективную истину, софист же — кажущуюся истину. Девятая глава «Топики», из­вестная под заглавием «О софистических опроверже­ниях», вместе с «Риторикой» составляет важное диалек­тическое исследование философа. Аристотель, как пра­вильно говорит Пал, не только своей логикой, но и то­пикой и книгой о софистике заложил основы новой нау­ки [2]. Этой наукой является диалектика.

Таким образом, показанные нами точки соприкосно­вения и расхождения между аристотелевской диалекти­кой и риторикой, с одной стороны, и критикой им софи­стической диалектики,— с другой, ясно показывают как различие, так и сходство между аристотелевской и до- аристотелевской диалектикой. По глубокому убеждению Аристотеля, в случае, если диалектика выполнит свое истинное призвание, софистика не только не будет ка­заться тождественной диалектике, а, наоборот;— будет рассматриваться как ее антипрд. Об этом совершенно справедливо писал румынский философ Дан Бэдэрэу, излагая точку зрения Аристотеля: «Если она (диалек­тика.— Д. Дж.) выполняет свое подлинное назначение, заключающееся в обнаружении истины, то ничего не может быть ей более чуждо, чем эристика и софисти­ка…» [3]

Аристотель отмежевывается не только от софисти­ческой, но и от платоновской диалектики, сыгравшей известную роль в борьбе с ложной диалектикой софи­стов. Платон злоупотребил диалектикой, ибо поставил ее на службу доказательства объективного существова­ния идей как первообразов вещей. По Аристотелю, и ко времени Платона диалектика не была еще достаточно сильна для того, чтобы исследовать реальные противо­положности реальных вещей и определить, относятся ли эти противоположности к области одной и той же нау­ки — диалектики. Всем этим Аристотель отчетливо про­вел грань между своей диалектикой и диалектикой в ее традиционном смысле.

Каково отношение между логикой и диалектикой Аристотеля? Прежде чем ответить на этот вопрос, да­дим краткую историческую справку. Правда, отцом ло­гики справедливо считается Аристотель, однако сам он своим логическим исследованиям не давал названия «Логика». Известно, что вопросы логики разрабатыва­лись стихийно еще до Аристотеля. Например, Зенон за­тронул проблему* логической делимости и неделимости. Демокрит логическим вопросам посвятил специальное исследование, которое, правда, не дошло до нас. Со­крат и Платон коснулись проблем определения, анализа и синтеза понятий, а также индуктивного метода ис­следования. При внимательном рассмотрении вопроса становится ясно, что до Аристотеля (а также у самого Аристотеля и после него) философия, особенно начиная с Гераклита, не отделяла логическую проблематику от проблематики диалектической. В самом деле, такие проблемы, как проблема логического деления у Зенона, а также логические упражнения софистов, сократовские и платоновские приемы определения, деления и соеди­нения понятий, индуктивный метод исследования и дру­гие логические вопросы, ставились и разрабатывались в связи с диалектическим рассмотрением явлений природы.

В философии Аристотеля нераздельность логики и диалектики становится предельно ясной. Об этом сви­детельствуют его логические произведения. Примечатель­но, что после Аристотеля «диалектика» и «логика» ста­ли синонимами, так что, например, стоики словом «диа­лектика» обозначали логику. Явная тенденция древне­греческой философии к отождествлению диалектики и логики была неоплатониками воспринята радикально — как полное поглощение логики диалектикой. Характер­но, что схоластическое средневековье тоже называло ло­гику диалектикой. Так, например, «Диалектика» Иоан­на Дамаскина — это не что иное, как формалистиче­ская разработка логики Аристотеля, превращенной в ор­ганон для обоснования христианской догматики.

В Новое время трансцендентальная логика Канта явилась попыткой отделения логики от диалектики; од­нако, как известно, критика аристотелевской логики, предпринятая Кантом для этой цели, не была успешной. Традиционное отождествление логики и диалектики в новой философии правильно отмечается П. С. Поповым, когда он пишет: «Дидро употребляет термин «диалекти­ка» в традиционном значении, отождествляя его с ло­гикой»[4]. И наконец, Гегель в своей «Логике» с пози­ций диалектики объективного идеализма гениально де­монстрирует положение о единстве логики и диалекти­ки, являющееся одним из теоретических источников диалектической логики марксизма-ленинизма.

Таким образом, история философии свидетельствует и о том, что логическая и диалектическая проблемати­ка неотделимы друг от друга.

Вопрос о диалектике Аристотеля и ее отношении к его же логике до сих пор еще не получил сколько- нибудь достаточного разъяснения по той простой при­чине, что, за редкими исключениями, большинство фи­лософов по сложившейся традиции и вопреки истории как логики, так и диалектики полагает несовместимость диалектики и традиционной классической логики. Такое представление в корне неверно. Дело в том, что тради­ционная классическая логика и диалектика, являясь са­мостоятельными науками, исследуют, правда, на различ­ном уровне, но в конечном счете одни и те же основные формы и законы бытия и мышления. Поэтому, когда перед нами ставится вопрос о взаимоотношении тради­ционной логики и диалектики, третья особая наука об их связи становится излишней.

Классики марксизма-ленинизма к этому вопросу всег­да подходили исторически и в своих многочисленных высказываниях никогда метафизически не противопо­

 

ставляли друг другу традиционную классическую логи­ку и диалектику. Об этом Ф. Энгельс писал: «Из всей прежней философии самостоятельное существование со­храняет еще учение о мышлении и его законах — фор­мальная логика и диалектика…»32.

[1]   См. Аристотель. Метафизика. Перевод и примечания А. В. Ку-

бицкого. М.— Л., 1934, стр. 61, лев. кол.; « Tonixov                ».— Aris-

totelis graece ex recensione lmmanuelis /Bekkeri, vol. 1.

[2]   См. Шандор Пал. О логике Аристотеля, стр. 123.

[3]   Dan Badarav. Aristote et la dialectique.— «Analale Univ. G. J. Par- hon», Seria Ada Logica, nr, 1. Bucure^ti, 1958, p. 36.

[4]   /7. С. Попов. История логики нового времени. М., 1960, стр. 129.

Яндекс.Метрика