http://fano-vote.ru С другой стороны, резкое подчеркивание Аристотелем | Бабочка

С другой стороны, резкое подчеркивание Аристотелем

С другой стороны, резкое подчеркивание Аристоте­лем закона исключенного третьего в связи с его выска­зываниями против представления об абсолютной измен­чивости и текучести предметов объективного мира, в со­ответствии с которым все теряет свое название и ничего определенного ни о чем сказать нельзя, но можно толь­ко двигать пальцем (Кратил), впоследствии послужило почвой для антидиалектического, метафизического, толкования этого закона, для формалистического пре­вращения его в закон «чистой мысли». Гегель, крити­куя метафизически интерпретируемый закон исключен­ного третьего, сопоставлял его со своей диалектикой. Он писал: «Закон исключенного третьего есть закон оп­ределяющего рассудка, который, желая избегнуть проти­воречия, как раз впадает в него. А согласно этому за­кону, должно быть либо + А, либо — А, но этим уже положено третье А, которое не есть ни + ни — и кото-, рое в то же самое время полагается и как + А и как — А» п. Здесь следует заметить, что Аристотель не ста­вил своей задачей избежать, как выражается Гегель, противоречия, и если Гегель, находясь в пределах зако­на исключенного третьего, тем не менее преуспевал * Аристотель. Метафизика, стр. 71, прав. кол.

  • В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 29, стр. 316.
  • Гегель. Сочинения., т. 1. М., 1929, стр. 203.
3*

67

 

в области диалектику то этим ои в немалой мере был обязан именно Стагириту.

Гегель здесь, критикуя закон исключенного третьего с позиции диалектики XIX в., сам ие замечает, что пользуется этим законом и подчиняется его требованиям. Приведенное место Гегеля относится ие к разряду про­тиворечивых (как этого требует закон исключенного третьего), а противоположных положений, следователь­но, в данный момент Аристотель и Гегель говорят о разных точках зрения, ие взаимоисключающих, как это думает Гегель, а взаимно дополняющих друг друга. Дей­ствительно, . закон исключенного третьего, являясь обязательной нормой человеческого мышления, способ­ствует диалектическому мышлению, а ие отрицает диа­лектическое понимание законов мышления. Этот закон, исходя из коитрадиктаториых положений, утверждает истину, отбрасывая ложь, причем истину и ложь Аристо­тель усматривает ие в самом процессе движения и из­менения, а в мыслительной способности их позиаиия и уразумения. Закон исключенного третьего утверждает истинность одного положения и ложность другого при их рассмотрении применительно к одному и тому же времени и к одному и тому же отношению. Закон этот запрещает мыслить противоречиво при выяснении, что истинно и что ложно. Поэтому гегелевская критика за­кона исключенного третьего бьет мимо цели, ибо оиа относится ие к самому аристотелевскому закону исклю­ченного третьего, а к метафизическому его искаже­нию.

Часто думают, что закон исключенного третьего от­рицался также и Ф. Энгельсом, как несовместимый с диалектикой. Ссылаются при этом иа следующее обще­известное высказывание Энгельса: «Для метафизика ве­щи и их мысленные отражения, понятия, суть отдель­ные, неизменные, застывшие, раз навсегда данные пред­меты, подлежащие исследованию одни после другого и одни независимо от другого. Ои мыслит сплошными иеопосредствоваииыми противоположностями; речь его состоит из: «да — да, нет — иет; что сверх того, то от лукавого». Для него вещь или существует, или ие сущест­вует, и точно так же вещь ие может быть самой со­бой и в то же время иной. Положительное и отрица­тельное абсолютно исключают друг- друга; причина и

 

следствие по отношению друг к другу тоже находятся в застывшей противоположности» 12. Не приходится до­казывать, что это высказывание Энгельса целиком на­правлено против метафизического взгляда на мир, от­рицающего движение, изменение, связи предметов объ­ективного мира и т. д. Что же касается закона исклю­ченного третьего в его аристотелевском изложении, то в приведенном высказывании он не рассматривается вов­се; как раз, напротив, говорится лишь о метафизиче­ском его искажении.

Яндекс.Метрика