Следовательно, нет сомнения в том, что Аристотель

Следовательно, нет сомнения в том, что Аристотель в своей научной работе анализу, аналитическому мето­ду придавал большое значение. Свой аналитический ме­тод Аристотель применил не только к исследованию материальных предметов и явлений, но и к изучению самой мыслительной деятельности человека. Об этом бо­лее чем красноречиво говорит уже само название аристотелевской логики — «Аналитики». Производя ана­лиз форм человеческого мышления, Аристотель расчле­няет их на составные элементы, чтобы затем приступить к их синтетическому рассмотрению.

Придавая такое огромное значение анализу, Аристо­тель в своей теории силлогизма не мог не уделить вни­мания и индукции, которая служит объективной основой анализа и неизменно сопутствует ему при восхождении от единичного к общему. Вот почему неправы те, кто считает, что Аристотель недооценивал роль индукции в познании. Аристотель хорошо понимал, что для науч­ного познания предметов и явлений следует их проана­лизировать на основе добытых индуктивным путем фак­тов, расчленить их на составные части. Именно так поступал он и по отношению к мыслительной способ­ности человека. Анализ и синтез в их единстве находят свое проявление в логических формах человеческого мышления.

Так, по Аристотелю, анализ и синтез осуществля­ются в суждениях, из которых состоит силлогистическое умозаключение[1]. Суждение, прежде всего, строится на основе анализа. Основное определение субъекта, содер­жащееся в предикате, происходит путем анализа того, что приписывается чему. Суждение S — Р предполагает предварительный анализ многочисленных субъектов, ко­торый позволяет в результате связать в суждении дан­ный определенный субъект с предикатом. Но посколь­ку, с другой стороны, субъект и предикат в суждении не являются абсолютно тождественными и далеко не полностью совпадают друг с другом, мы в суждении имеем и момент синтеза. Короче говоря, момент от­личия субъекта от предиката является моментом син­теза, так же, как и момент их тождества — моментом анализа.

В традиционном примере какого-нибудь одного суж­дения— о «смертности Сократа» — сказанное будет вы­глядеть так: поскольку в суждении «Сократ — человек» человечность, как таковая, является сущностным опре­делением «Сократа», постольку суждение «Сократ — че­ловек» является синтетичным; такого рода приписывание общего единичному осуществляется на основе синтеза. Но, поскольку «человек» как таковой отличается от «Сократа», поскольку суждение «Сократ — человек» яв­ляется аналитическим; такого рода различение общего и единичного происходит на основе анализа. Следователь­но, любое силлогистическое умозаключение, если только оно правильно , построено,— не только аналитическое, а также, равным образом, не только синтетическое, но одновременно и то и другое.

39 «Диалектика субъекта и предиката,— пишет М. И. Алексеев,— поз воляет решать давно обсуждаемую в логике проблему анализа и синтеза в суждении» (М. И. Алексеев. Диалектика форм мышле­ния М., 195°, стр. 136).

Яндекс.Метрика