Так вот в отношении этого -о склоняются к тому

Так вот в отношении этого -о склоняются к тому, что оно было реально, именно так и произносили, как -б. В пользу этого можно сказать, что вот здесь реальный факт, что здесь присутствует ларингал. Некоторые считают, что их было три, другие ограничиваются одним ларингалом, некоторые доводят их до пяти. (Ларингалы) окрашивали вот это в разные оттенки, скажем, с одним ларингалом давало а или э, с другим ларингалом давало -о и т.д. Все это раз­нообразие гласных, которое мы наблюдаем, оно возникло позднее в результате сочетания одного гласного с каким-то ларингалом. Естественно, встает такое предположение, что здесь этот *Н на конце (который должен быть *haomah) сыграл именно такую роль, он стал окрашивать а в гласную о, т. е. под влия­нием *Н гласный а окрасился в о, но зато сам ларингал исчез. Такую аналогию позволительно провести, чтобы оправдать, что здесь в именительном падеже имеем авест. -б; здесь *-h оказывало такое же воздействие, какое, по предполо­жению наших индоевропеистов, ларингал оказывает на гласную, т.е. он меняет качество гласного, окраску гласного, а сам при этом исчезает. Так что вот это окончание -б в именительном падеже надо отнести к тем особенностям Аве­сты, которые не являются результатом ошибки, а отражают реальный фонети­ческий факт, а именно влияние этого *-h на а и окрашивание гласного в новый оттенок -б: *haumah > haomo. (Долгота -б здесь не фонологична).

Яндекс.Метрика