http://fano-vote.ru В этом аристотелевском -определении истины «молчаливо | Бабочка

В этом аристотелевском -определении истины «молчаливо

В этом аристотелевском -определении истины «молча­ливо» подразумевается действительность как критерий истины, т. е. истинность положения, согласно смыслу этого определения, проверяется его сопоставлением с самой действительностью.

Своим законом исключенного третьего Аристотель вовсе не отрицает ни изменения, ни противоположных определений, а, наоборот, считает их вполне совмести­мыми с этим законом. В самом деле, по Аристотелю, «мы все время видим, что (здесь) изменение соверша­ется, ибо нет иного изменения, кроме как из одного определения в другое, противолежащее ему…»[1].

Таким образом, Аристотель своим законом исключен­ного третьего и с ним связанной теорией истины пре­граждает путь софистике, релятивизму и скептицизму, отвергавшим всякий критерий истины. Закон исклю­ченного третьего, выступая как критерий истины, по мнению Аристотеля, спасает человеческое мышление от софистики и релятивизма. Следовательно, Аристотель, в противовес софистическому и релятивистскому отрица­нию познаваемости действительности, был глубоко убежден в том, что материальный мир, несмотря на постоянное и непрекращающееся его изменение и дви­жение,— вполне познаваем, поскольку, по словам Ари­стотеля, «то, что утрачивает (что-нибудь), сохраняет (еще) что-то из того, что оно утрачивает, а также не­которая часть (и) того, что возникает, должна сущест­
вовать»9. Ясно, что Аристотель отрицает не движение и изменение предметов объективного мира, он как раз стоит на этой точке зрения, и в этом отношении труд­но его делать антидиалектиком, а отрицает релятивист­скую диалектику, с позиции которой научное знание становится невозможным. Аристотель в этом смысле внес в историю диалектики поистине неоценимый вклад. Борьба Аристотеля с субъективистским применением диа­лектики была, по сути дела, борьбой за чистоту диа­лектики и ее дальнейшее развитие как истинного ме­тода научного исследования. «Раздвоение единого и по­знание противоречивых частей его… есть суть (одна из „сущностей”, одна из основных, если не основная, особенностей или черт) диалектики. Так именно ставит вопрос и Гегель (Аристотель в своей „Метафизике” по­стоянно бьется около этого и борется с Гераклитом respective с гераклитовскими идеями)»10.

[1] Аристотель. Метафизика, стр. 75, лев. кол.

Яндекс.Метрика