В этом примере несовместимым

В этом примере несовместимым и не допускающим третьего для суждения «Завтра может быть морское сражение» было бы, согласно Аристотелю, следующее: «Завтра не может быть морского сражения». На самом же деле Аристотель для данного примера, но исклю­чительно относительно будущего, допускает возмож­ность третьего, ибо «ясно, что не все существует и становится в силу необходимости, но иное зависит от случая, и в нем именно утверждение не более истин­но, чем отрицание [1].

Возможность некоторого отклонения от принципа ис­ключенного третьего в области будущего и тем самым допущение третьего, по мнению Аристотеля, обусловле­но тем, что «сущему, поскольку оно существует, необ­ходимо существовать, точно так же и не сущему, по­скольку оно не существует, необходимо не быть; од­нако не все существующее необходимо существует, как и не всему несуществующему необходимо не существо­вать, ибо ведь не одно и то же, что все, ныне су­ществующее, существует по необходимости, или утверж­дать безотносительно, что все существует по необхо­димости» [2].

В соответствии с этим рассуждением Аристотеля, не­обходимо, чтобы «завтра морское сражение», как тако­вое, стало или не стало, однако не необходимо, чтобы оно именно стало, в противном случае «завтрашнее мор­ское сражение» перестало бы быть возможным. В этом определенно сказывается диалектический подход к проб­леме, вызвавший необходимость соответствующего огра­ничения закона исключенного третьего, поскольку дело касается будущего. Понятно, что по Аристотелю и в об­ласти онтологии и в области логики всему необходимо быть или не быть, становиться или не становиться; од­нако же, что касается будущего, говорит Аристотель, нельзя утверждать, что из взаимоисключающих положе­ний только одно из двух необходимо. И действитель­но, по мнению Аристотеля, если закон исключенного третьего применять по отношению к будущему без не­обходимого ограничения, то в будущем все должно было бы быть только как необходимое. Об этом Аристотель, продолжая свое диалектическое рассуждение, пиШет: «Тогда’ ничего бы не было и не становилось бы случай­но, и ничего не было и не будет, как попало, но все совершалось бы по необходимости, а не как попало…» >[3]. Ат. Жожа характеризует Аристотеля как глубокого диа­лектика за известное «смягчение» им «строгости» закона исключенного третьего [4].

[1] Там же, стр. 33.

** Там же, стр. 33—34.

[3]   Там же, стр. 31. Курсив мой.— Д. Дж.

[4]   См. Ат. Жожа. Логические исследования. М., 1964, стр. 96 98—104.

Яндекс.Метрика