В прошлом году мы занимались древнеперсидским

В прошлом году мы занимались древнеперсидским, и вот если сравнивать наше [тогдашнее] положение как филологов и лингвистов с настоящим, при изучении авестийского языка, то имеем огромную разницу. Когда перед нами стоит какой-то текст, в котором надо нам разобраться, то возникает, прежде всего, три вопроса: Кто? Где? и Когда? — т. е. кто составил эти тексты, где составил и когда составил? В отношении древнеперсидских надписей все со­вершенно ясно. Надписи эти составляли ахеменидские цари. Кто, когда, где — тоже известно. Где находились, там и составлялись, т. е. в Персии. Так что вопрос хронологизации, вопрос авторства, вопрос местонахождения древне­персидских текстов распознается легко. Совсем другую картину видим для Авесты. Мы не знаем: ни кто писал, ни где писал, ни когда писал. Ни на один из этих вопросов ясного ответа нет.

Прежде всего, надо отметить, что, видимо, текст Авесты составляли не сразу, не одновременно, а в самом начале зороастрийского учения существо­вало какое-то ядро, а потом делались всякие добавления, добавлялись целые разделы.

Авеста по времени создания очень растянута. Если в смысле времени — я бы сказал — от создания первоначального ядра, скажем, Гат самого Зороастра до сасанидской эпохи. Потому что есть мнение, что еще в сасанидскую эпоху делались дополнения, редактировались, кодифицировались, что рука жрецов прикасалась к этому тексту еще в сасанидскую эпоху и вносила соответству­ющие поправки. Теперь, где? Это тоже спорно. В одно время азербайджанцы заявляли очень энергичные претензии и даже, по-моему, покойный академик Струве поддерживал ту «азербайджанскую» теорию, ссылаясь на то, что в Авесте большую роль играет культ огня; в Азербайджане же огонь выходит из-под земли, и для возникновения культа огня самое подходящее место — это Азербайджан. Есть и другие точки зрения — в Индии, в южном Иране, и, наконец, в Восточном Иране. Чисто языковой анализ текста Авесты тоже не дает на это ответа. Мы привыкли делить иранские языки на восточные и за­падные. Но если присмотреться к тексту Авесты, то там находим некоторые черты некоторых восточных языков и некоторые черты западных. Поэтому диалектная принадлежность до сих пор является предлогом спора (это чисто лингвистически). А если подойти с точки зрения религии, т.е. тех историче­ских реалий, исторических, природных, которые отражены в них, тогда чаша весов склоняется в пользу восточного [Ирана].

Яндекс.Метрика